Не пропусти
Главная > Есть проблема > На что могут рассчитывать люди с ограниченными возможностями

На что могут рассчитывать люди с ограниченными возможностями

Жители города Кара-Балта и Жайылского района обратились в редакцию газеты, чтобы узнать, на какую помощь государства могут рассчитывать люди с инвалидностью. А мы решили выяснить, какие вообще существуют статьи в законе о правах ЛОВЗ и насколько они действуют в реальной жизни.

Так, например, кара-балтинская семья Слюсаренко в течение многих лет не получала никакой материальной поддержки, хотя муж является инвалидом первой группы.

«У меня вопрос к властям. Моему мужу 70 лет, он инвалид первой группы. Нам лишь один раз за все годы привезли продукты питания, это было примерно 5-7 лет назад. Про финансовую помощь то же самое могу сказать, ни на День инвалидов, ни на День пожилых людей. Я хотела бы узнать, что положено инвалидам в нашей стране, на что мы имеем право рассчитывать? Почему государство не оказывает никакой помощи?» — спрашивает пенсионерка Лидия Андреевна.

Отсутствие какой-либо помощи со стороны местных властей подтвердили и другие жители города. Так, по словам жительницы улицы Ананьева Сабины Бурага, за все годы ее ребенок-инвалид не получил ничего.

«Моя 8-летняя дочь — инвалид, денег на ее содержание и лечение не хватает. Мы оплачиваем услуги логопеда, для нас нет никаких льгот. Каждое занятие обходится в 300 сомов, столько же платим за массаж. Когда ездим в Воронцовку на реабилитацию, оплачиваем услуги, хотя они должны предоставляться бесплатно. Медицинские препараты приобретаем за собственный счет, только на уколы уходит 1500-2000 сомов. Сейчас нам рекомендуют специальное лечение для стимуляции мозга, одна процедура стоит примерно тысячу сомов, а нам нужно десять таких процедур. И этот курс нужно проходить месяц через месяц. Никакой финансовой помощи нам не оказывается. Хотя я узнавала, что в селах Алексеевка, Вознесеновка мои знакомые получают. Что касается кружков и секций, то нас нигде не берут. Мы просили взять ребенка в танцевальный, музыкальный или еще какой-нибудь. Но нам отказали», — делится своей проблемой молодая женщина.

А вот по словам другой родительницы, у которой тоже ребенок-инвалид, даже на благотворительные елки приглашают далеко не всех.

«3 декабря был День инвалидов. Но не то что подарками, даже в газете власти о нас не вспоминают. Наших детей в школу не берут, учителя приходят домой, это называется инклюзивное обучение. То есть социализации не происходит, все отгородились от нас, будто нас и нет. За все время мы ни разу не получили ни угля, ни дров, ни продуктов питания. Нам говорят, мы ведь получаем пособие. Кстати, на благотворительные елки наших детей никогда не приглашали. Какие дети туда ходят, нам неизвестно», — рассказывает карабалтинка Марина Исакова.

За разъяснениями мы обратились в управление социальной защиты. По данным заведующей отделом назначения социальных гарантий Жайылского районного управления соцразвития Светланы Омурбековой, люди с инвалидностью имеют право раз в пять лет на бесплатную путевку на санаторно-курортное лечение.

«Но здесь есть исключение. Люди, которые имеют психические заболевания, путевку не получают. Желающим необходимо обратиться к нам с документами. Путевки на санаторно-курортное лечение лицам с ограниченными возможностями здоровья предоставляются за счет средств республиканского бюджета. Помимо путевок людям с инвалидностью предоставляются бесплатно инвалидные коляски: и взрослым, и детям. Больше ничего не выделяется по нашей линии. Что касается продуктов питания, угля, дров либо денежных средств, то это должны выделять органы местного самоуправления», — отвечают в соцзащите.

После обращения в редакцию горожан, нам стало интересно, а какая предусмотрена поддержка ЛОВЗ по закону в нашей стране и осуществляется ли она?

Как сообщил юрист Центра по оказанию бесплатной юридической помощи населению Жайылского района при Министерстве юстиции КР Исламбек Маматкулов, большая часть статей в Законе КР «О правах и гарантиях лиц с ограниченными возможностями здоровья» в реальной жизни не исполняется. Вот, например, возьмем статью об обеспечении доступа к инфраструктуре. То есть, по нашим законам, лицам с инвалидностью всех категорий должно предоставляться свободное и безопасное перемещение по территории Кыргызской Республики. Они должны иметь доступ к зданиям и сооружениям и использовать пешеходные тротуары, автомобильные дороги, средства связи и иные технические средства общественного назначения.

«На бумаге прописан доступ к инфраструктуре, а на деле его нет. Посмотрите, например, много ли в нашем городе общественных мест, где есть пандусы или специальная кнопка вызова? Даже если где-то пандусы и есть, то по ним трудно перемещаться в инвалидной коляске. Они в техническом смысле неудобны. То есть фиктивная доступность. В школах, кафе, на стадионах, во многих государственных учреждениях, в многоэтажных домах пандусов нет. То есть колясочники не имеют туда доступа. Даже если родители привезут ребенка в школу, то коляску придется оставить на улице, а ребенка на руках носить по кабинетам. А если ребенок глухой или немой, как вообще его обучать? В нашем городе нет таких специалистов. Значит, его придется возить в Бишкек! Далеко не каждый родитель сможет делать это, сколько времени и денег придется тратить. В итоге ребенок останется без среднего образования. Есть и другая статья, которая направлена на обеспечение специализированным транспортом людей с инвалидностью. Речь идет об автобусах или других видах общественного транспорта для этой категории лиц. В нашем городе такого транспорта нет! То есть закон снова не работает, статья существует для галочки. А вы в курсе, что по закону КР лицам с инвалидностью по слуху и речи предоставляются услуги сурдопереводчика? Это должно быть в учреждениях образования и здравоохранения. Но вы хоть раз видели, чтобы в госучреждениях был такой специалист? Я лично не видел! А что вы скажете по поводу статьи №27 о гарантии трудовой деятельности лиц с ограниченными возможностями здоровья? В законе говорится, что работодатель обязан принимать людей с ограниченными возможностями здоровья, направленных государственной службой занятости в порядке трудоустройства, на рабочие места в счет установленной квоты. При этом для ЛОВЗ не устанавливается испытательный срок. А в статье №28 сказано, что работодатели обязаны создавать рабочие места для трудоустройства лиц с инвалидностью с учетом установленной квоты. Но много вы видели инвалидов, работающих на предприятиях и в учреждениях?» — объясняет ситуацию юрист.

Судя по вышеизложенному, складывается мнение, что все эти законы и статьи существуют в большинстве случаев для того, чтобы мы подпадали под международные стандарты, которые подразумевают заключения различных договоров. На основании этих договоров мы и сотрудничаем с другими странами. Выходит, что правовым государством мы являемся только на бумаге, ведь многие законы в действительности не работают? А органы, которые должны контролировать исполнение законов, также бездействуют, в том числе органы местного самоуправления, депутаты, госучреждения.

«По закону сказано, что есть квоты для трудоустройства. У меня 30 лет была третья группа инвалидности. И только с прошлого года ее пересмотрели, и то благодаря газете «Весть», которая рассказала о моей проблеме. Третья группа была рабочая, но на работу меня не брали. Я  окончила обычную среднюю школу, затем училась в профессиональном лицее в городе Кара-Балта, имею профессию
швеи-мотористки. Проблемы с трудоустройством были постоянно. Когда-то работала поваром в магазине, делала салаты, выпечку на продажу. До этого работала на заводе, разливая масло в бутылки. Сейчас работаю квартальной в селе. Но на работу берут всегда ненадолго, стараются при удобном случае уволить. Зачем работодателю брать инвалида, если можно взять здорового человека? Ведь инвалидам нужно создавать определенные условия, а это лишняя ответственность. Да и работа сейчас в основном у частников, которые о правах инвалидов знают еще меньше. А в государственные организации не то что инвалиды, даже не каждый здоровый попадет, нужны связи. Поэтому закон здесь совсем не работает. Другие статьи тоже не действуют. Например, есть статья об обеспечении доступа лиц с ограниченными возможностями здоровья к культурно-зрелищным учреждениям и спортивно-оздоровительным сооружениям. Дело в том, что люди с инвалидностью тоже хотят и имеют право ходить в кружки и секции. Например, вокальные, музыкальные, спортивные. Но в жизни такого нет! Взрослые и дети с инвалидностью вынуждены сидеть дома, они изолированы от общества. О них вспоминают только один раз в году, в День инвалидов, и то не всегда и не всех. У нас в Ново-Николаевке, например, в День инвалидов сельсовет выдает денежную помощь, уголь, а вот моим знакомым, причем многим, которые проживают в Кара-Балте или в других селах Жайылского района, ни денег, ни угля, ни дров. Тоже органы местного самоуправления не всегда и не везде заботятся о ЛОВЗ, даже если и бюджет позволяет», — рассказывает инвалид второй группы Ирина Тиде, жительница села Ново-Николаевка.

Но, несмотря на имеющиеся трудности, Ирина Тиде не теряет надежды устроиться на работу. В связи с этим у нее имеется вопрос к центру занятости. Так как на протяжении всей жизни у Ирины была проблема найти работу, она хотела бы узнать о наличии специальных курсов для людей с инвалидностью, где они могут обучиться новой профессии.

Насчет трудоустройства и бесплатных профессиональных курсов мы решили обратиться в управление труда и социального развития. Как сообщил заведующий отделом труда и содействия занятости населения Аширбай Тикембаев, квоты для трудоустройства ЛОВЗ в нашем районе есть, причем каждый год. Но этих рабочих мест очень мало, и они рассчитаны не для всех людей с инвалидностью.

«В этом году квот не было из-за пандемии и карантина, а вот на следующий год у нас есть две квоты, одна на предприятие «Айлана», другая в швейный цех в Жайылском айыл окмоту. Но эти квоты только для рабочей группы инвалидности, то есть это третья группа и не все виды заболевания. Вторая группа не рабочая, на работу не возьмут. Что касается бесплатных профессиональных курсов для безработных, могу сказать, что отдельных курсов для инвалидов нет. Эта категория граждан может посещать занятия вместе с остальными безработными. Но и здесь есть оговорка, курсы рассчитаны только для рабочей группы инвалидности. Вторую группу мы даже не ставим на учет как безработных, ставим на учет только трудоспособных, то есть рабочую группу», — говорят в отделении труда и содействия занятости населения.

Да, казалось бы все отлично со слов представителей госструктур. Однако мы сталкиваемся с тем, что юридически данное положение закреплено, а на практике все обстоит иначе. Более того, ответственности за его несоблюдение, по сути, тоже нет. Государство скорее будет следить за нарушениями в налоговой, политической или любой другой сфере, чем за дискриминацией людей с ограниченными возможностями здоровья. Государству, да и самому обществу, не хочется видеть чужую проблему, чужое горе, чужую боль. Но люди с инвалидностью есть, они существуют, и им тоже хочется жить и радоваться жизни. Они тоже хотят заниматься спортом, петь или танцевать, вышивать крестиком, дышать свежим воздухом. Они хотят учиться, работать, развиваться и приносить пользу обществу. Они хотят общаться с другими людьми, посещать общественные мероприятия, быть в гуще событий. К сожалению, многие здоровые люди не понимают важность этих, казалось бы, мелочей. На сегодняшний день все проблемы лиц с ограниченными возможностями здоровья — социального и экономического характера. А отсутствие толерантности к ЛОВЗ – признак незрелого общества. Основная беда общества состоит в том, что оно либо махнуло на данную категорию людей рукой, либо не впускает их в свое «здоровое общество». И, возможно, недоступность инфраструктуры, слабое материальное обеспечение, проблемы с трудоустройством, излишняя бюрократия, отсутствие специальной формы занятости являются следствием равнодушного отношения к людям с ограниченными возможностями здоровья. Но проблема инвалидов существует, и на нее нельзя закрыть глаза. Ее надо решать, и начинать нужно с каждого из нас, с личного отношения к данной категории граждан, которая является частью нашего общества.

Асель АРГЫНБАЕВА

О Асель Аргынбаева

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

x

Check Also

Жители города Кара-Балта обратили внимание на поврежденную теплотрассу. Комментарий директора ПО «ЭТВ»

Жители города Кара-Балта обратили внимание на местами оголенную теплотрассу в восточной промзоне. По их мнению, ...

Жители многоэтажки ул. 40 лет Киргизии заковали в цепи качели во дворе. Имеют ли они право на это, — комментарий юриста

Качели во дворе многоэтажки №32 на улице 40 лет Киргизии заковали в цепи и повесили ...

Грушевый сад села Сосновка замусоривается отдыхающими

Карабалтинцы оставляют мусор в грушевом саду села Сосновка после отдыха на выходных. С пятницы по ...