Не пропусти
Главная > Уроки истории > К Дню Великой Победы: дети войны — поколение, лишенное детства
Валентина Аркадьева - на переднем плане первая слева

К Дню Великой Победы: дети войны — поколение, лишенное детства

Помните ли вы себя в 5 или 10 лет? Чего вам хотелось? Новый велосипед, куклу или сотовый телефон? Когда началась война, секретарю совета ветеранов войны и труда города Кара-Балта Валентине Аркадьевой было три года. И когда я спросила ее, о чем она тогда мечтала, карабалтинка ответила: «Хотя бы один раз поесть досыта!».

Вот такими были дети войны… Даже сейчас 83-летняя Валентина Федоровна очень бережно относится к хлебу, не выбросит ни кусочка, стараясь доесть все до последней крошки. Дети войны пережили голод и холод, бомбежки, обременительный труд, зверства фашистов – то, что нам трудно себе даже представить. Их рассказы удивляют и приводят в ужас. Многие из детей потеряли родных и близких, остались инвалидами. Валентина Аркадьева тоже потеряла на войне отца и старшего брата, они погибли на фронте. Взрослые и дети погибали не только от пуль, но и от болезней и голода. У карабалтинки было восемь братьев и сестер, она девятая, самая младшая. Но осталось пятеро.

«Сколько себя помню, столько и недоедали. Жили мы в Ново-Николаевке. Отец ушел на фронт, мама работала в колхозе свекловичницей. Уходила засветло, когда мы еще спали, а приходила затемно, когда мы уже спали. Была у нас корова. Бывало, мама подоит ее, оставит на весь день немного молока и уходит на работу. У нас был огород, где росли картошка и кукуруза в основном. Помню, как утром просыпались, а в печке чугунок с вареной в мундире картошкой. Картошка и молоко на пятерых на весь день. Мама говорила всегда: «А молочко пейте шилом». Это значит, что совсем немного. Шилом разве много возьмешь? Ели все, что придется. Собирали в поле колоски, прямо в подол. Потом мололи на ручной мельнице. Она была чужая, и брали мы ее по очереди и делали талкан — это жареная мука грубого помола. Варили затируху на воде, даже соли не было. Просто вода и комочки теста. Мама варила борщ, так она называла суп из зелени. Обычная вода, куда добавляла крапиву, лебеду или конский щавель. Варили мамалыгу, это круто заваренная каша из кукурузной муки. Пекли кукурузные лепешки. Собирали мороженую картошку по огородам, которая оставалась еще с зимы. Чего только ни приходилось есть, чтобы выжить! Все зерно, другие продукты отправляли на фронт. Мы, дети, собирали колоски, а за них судили. Были объездчики, которые ездили по полям и проверяли, чтобы никто не воровал зерно с полей. Увидят нас и кнутом стегают, выгоняют с полей. А потом штрафовали за это наших матерей. Срезали нашей маме трудодни, зарплаты ведь не было, родители и подростки работали за трудодни. Хлеба тогда не было, он был страшным дефицитом. Помню, как на мельницу ходили менять кукурузные лепешки на хлеб. А хлеб в те времена был вкуснейший, сейчас такого нет! Пекли хлеба высокие в печи, дрожжи были натуральные, делали из хмеля. Когда пекли хлеб, аромат был на всей улице. Я однажды нанюхалась запаха хлеба так, что в голодный обморок упала. Так хотелось есть, что скулы от голода сводило», — делится воспоминаниями жительница города Кара-Балта.

Когда закончилась война, Валентине было семь лет. Голод и нужда продолжались и после войны. Детям не в чем было ходить в школу. В некоторых семьях одна пара валенок была на всех детей. Кто первый наденет с утра, тому и повезет, проходит в сухих и теплых. Последнему ребенку доставались уже мокрые и холодные, их просто не успевали сушить. К валенкам прилагалась фуфайка, которую ребенок надевал осенью, когда становилось прохладно, а снимал только весной, когда было тепло. А летом дети ходили босиком.

«Другой одежды и обуви тогда не было. Не было ни одеял, ни пододеяльников, ни подушек, ни наволочек. Спали на фуфайках, все накрывались одним одеялом. Даже швейная иголка на всю улицу была одна, ее брали по очереди, чтобы что-нибудь залатать. Как вспомню, жутко становится. А однажды мама сшила мне платье из ситца. Женщины тогда даже ночевали возле магазина, чтобы достался отрезок материи. Многие тогда не ходили в школу, потому что не в чем было ходить. И с мылом была проблема, его не достать. Мылись мы подручными средствами. Щелочь варили из золы, а еще была такая трава, которая мылилась. Тетрадей не было, писали на газетных листах, между строк и на полях. У кого-то чернила были, а если нет, то ими служила сажа из печи. Ее разводили водой и наливали в баночку. Надевали в школу то, что было, определенной формы не было ни у мальчиков, ни у девочек. Учебный день был короткий, так как нужно было идти на работу или на огород. Писали перьевыми ручками. Чернила носили в маленьких тряпочных мешочках, которые шили сами. Сумка школьная тоже была тряпочная. Бывало, идем в школу, несем в руках чернильницу, руки мерзнут, зимы ведь холодные. Приходишь в школу, а руки и чернила замерзли, писать не можешь, пока руки и чернила не согреются. Школа топилась плохо, угля не было, топили, чем придется. Выпускного тоже не было, ни платья, ни туфель. С населения взимались продовольственные налоги. С каждого двора определенное количество молока, шерсти, картошки и так далее. Даже в погреба заглядывали, протыкали штыком, чтобы не закопали в земле мешки с зерном или другой провизией. Приходили, пока мамы не было, и все забирали», — рассказывает Валентина Аркадьева.

В детские игры во время войны дети не играли. Многим из них приходилось работать на заводах и в селе на собственных земельных участках. Но свой даже небольшой урожай позволял выжить и не умереть с голода. Многие семьи жили в землянках, голодали. Дети рвали траву, смешивали с водой и ели как суп. Деликатесом считалась сахарная свекла. Не все смогли окончить школу. Один учебник был на пятерых. Но дети старательно учились, уважали учителей и совмещали помощь взрослым с учебой. Дети войны хлебнули горя сполна и рано повзрослели. А жестокость войны безгранична… Даже самые маленькие попадали в концлагеря. Оторванные от родительского крыла, измученные, испытавшие все ужасы войны, миллионы из них погибли. А оставшиеся боролись всеми силами, чтобы выжить. Некоторые из детей сражались с врагами, были партизанами или помогали им. В те годы для всех детей были одно горе и одна радость на всех – война и победа. Валентина Федоровна до сих пор помнит черное от горя лицо своей матери, когда ей принесли похоронку с фронта. Многих женщин тогда было не узнать. Убитые горем, они старели за считанные часы. Вдовы завидовали женщинам, у которых мужья вернулись с войны, пусть даже инвалидами. Через всю жизнь пронесла эти воспоминания Валентина Аркадьева. Вкус детства 83-летней карабалтинки  — это парное молоко, кукурузные лепешки и суп из лебеды. Но самой сладкой и желанной для тех детей была долгожданная Победа в Великой Отечественной войне. С праздником вас, дети войны!

Асель АРГЫНБАЕВА

О Асель Аргынбаева

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

x

Check Also

Врачи в г. Кара-Балта уже не могут справиться с таким количеством больных и просят о помощи жителей, организации и предпринимателей

В городе Кара-Балта оба отделения переполнены больными с коронавирусной инфекцией. На сегодня в верхней урологии ...

В верхнем парке г. Кара-Балта вандалы опять ломают скамейки

Неизвестные сломали новые скамейки, установленные в верхнем парке города Кара-Балта. Горожане прислали фотографии нашим корреспондентам. ...

Финансирование по остаточному принципу: Дом культуры в с. Полтавка остро нуждается в поддержке

Клуб в селе Полтавка без отопления и кулис. Зрительный зал без кресел, поэтому никакие массовые ...