Не пропусти
Главная > Общество > Испытание войной: участник баткенских событий делится своими воспоминаниями

Испытание войной: участник баткенских событий делится своими воспоминаниями

Баткенские события – вооруженные столкновения между боевиками Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и вооруженными силами Кыргызской Республики и Узбекистана произошли в 1999-2000 годах. Они были вызваны попытками боевиков ИДУ проникнуть на территорию Узбекистана из Таджикистана через территорию Кыргызстана. И только благодаря героизму кыргызских воинов террористы были частично уничтожены и изгнаны за пределы нашей страны. Об одном из них, простом «труженике» войны, наш рассказ.

Баткенцу Дмитрию Савченко 46 лет. За плечами погранвойска, спецназ, военные действия в Баткене. Тогда, в 1999 году, когда объявили мобилизацию, Дмитрий со своим другом Александром Кругляковым, не колеблясь, пришел добровольцем в военкомат. На вопрос: «Зачем? Ведь свой гражданский долг вы уже отдали!» он ответил просто: «Родину защищать!»

Когда пришли в военкомат, то ребят сразу же взяли. С такими-то данными! Так Дмитрий попал в Койташскую бригаду, добровольческий батальон «А».

«Нас еще называли афганский батальон, потому что основной костяк — это ребята, которые служили в Афганистане. Кроме них, были спецназовцы и те, кто прошел первую чеченскую войну. Это единомышленники. Люди, прошедшие суровую армейскую службу и принимавшие участие в боевых действиях. Здесь были настоящие мужики! Здесь не было среднего, только — да или нет. Все четко, как полосы на тельняшке.

Сразу столкнулись с особенностями баткенской войны. Тут не было четкой линии фронта, то есть не было нашей линии обороны и вражеской. В такой войне побеждает тот, кто первым увидел врага. Задача была  – увидеть первым, организовать засаду и уничтожить. Вот и вся схема ведения контртеррористической войны», — вспоминает участник баткенских событий.

Дмитрий Савченко попал в разведгруппу. Бойцы ходили в разведку. Задачи были простые. Если увидят группу людей в горах, нужно установить, кто они такие и куда направляются. Все передвижения делались ночью, так как днем в хорошую погоду человека видно за несколько километров.

Дмитрий Савченко вспоминает: «Есть такая поговорка: «Я бы с ним пошел в разведку». И это не просто слова. Я знаю, что такое пойти в разведку с человеком. Если ты пошел с кем-то в разведку, то ты уверен в нем на 100%. В трудную минуту он за тебя готов жизнь отдать, как и ты за него.  А как иначе? Вот мы так вместе и ходили – Карапуз, Татарин и Хохол. Это Руслан Карабаев, Дмитрий Татаринов и я. У меня была кличка Хохол. С этими ребятами познакомился еще в спецназе. Так и дружим по сей день.

Все бои-столкновения проходили ночью. Ночью стреляем, потом ждем рассвета. Утром идем смотреть — кровь есть, тел нет. Позже находили захороненные тела боевиков в ущелье. Количество врагов установить было сложно. Представьте себе арчовый лес: вы в него зашли даже на 10 метров, и вас уже не видно. А если огромный лесной массив в горах? Там можно спрятаться и полку солдат, да так, что не увидишь».

По мнению Дмитрия, любая война – дело серьезное.

«Можно в первый же день погибнуть, а можно всю войну пройти. Поэтому когда кто-то рассуждает, что чем дольше идет война, тем она сложнее, — эти люди ничего не понимают. Любая война — это плохо. Во время баткенских событий тоже были потери. Причем сразу же. В первом бою-столкновении погибли 17 человек в Майлисайском батальоне. Это была большая потеря в кыргызской армии. После этого утром по тревоге наш батальон подняли и перебросили туда на позицию. Также нельзя рассуждать, что одни рода войск лучше других. Куда денется артиллерия без прикрытия ПВО, без автомобильного обеспечения, без пехоты? Все войска нужны», — рассуждает участник баткенских событий.

«Как участник первой и второй баткенской кампании я был свидетелем массового героизма и мужества солдат и офицеров. Именно в начале второй баткенской кампании родился новый солдатский клич «Ата Журт!» — «За Родину!». Лично видел, как наших ребят, преследовавших бандитов, не могли остановить даже окрики и приказы их командиров… Как рассказывали тогда сотрудники Военной прокуратуры, проводившие опознание наших погибших военнослужащих, в основном они скончались от ран в голову и грудь. Так обычно бывает, когда идут в атаку в полный рост. Боевики своих убитых забирали, а иностранных наемников, среди которых, судя по трупам, были таджики, чеченцы, афганцы, арабы, просто бросали на поле боя».

В жизни Дмитрия было много моментов, когда он уже и не надеялся на спасение. Но каждый раз все оборачивалось так, что он оставался в живых. Однажды их группа должна была освободить заложников. Бойцы летели на вертолете, их было 12 человек. И вдруг команда попадает под обстрел. Но из-за того, что боевики совершили ошибку, ребятам удалось выжить.

«Они раньше времени открыли огонь по нашей «вертушке». Мы заметили их и открыли ответный огонь, вертолет сделал боевой разворот и ушел. Боевики должны были дать нам зависнуть в воздухе, и только тогда надо было открывать огонь. Но страха я не чувствовал, потому что мы были морально готовы к любой ситуации, так как летели освобождать людей. А вот когда уже прилетели обратно, опомнились и отпраздновали второй день рождения. Но ни разу не возникало такого чувства, зачем я здесь, рискую своей жизнью. Если бы возникла необходимость снова встать на защиту Родины от внешних врагов, я бы ни на минуту не сомневался. Если не мы, то кто…», — говорит Дмитрий.

Во время военных событий солдаты сталкивались и с другими проблемами. Возникали ситуации, когда продукты для бойцов на передовой не доходили. Или офицера, который недавно окончили ВУЗ и совсем не имеет боевого опыта, ставили командовать теми, кто прошел войну. А он даже карту читать не умеет, не говоря о других вещах.

«Помню, сидим в горах. На весь день банка кильки и банка перловки, сухари. Вот такой рацион на одного солдата. Потом оказалось, что, пока машина с продуктами к нам ехала, наш старшина по пути тушенку и сгущенку продал местным жителям. Мы ходили в рваных ботинках и одежде, потому что в горах все быстро изнашивается. А старшина приезжал: у него новенькие берцы, новенький камуфляж, сигареты с фильтром. А у пацанов «уши пухнут без курева». Вертолет прилетел, оставил сухой паек на два дня. Хорошо, что мы разделили его на неделю. Так потом за еду приходилось со своими биться, потому что вертолет прилетел только через 10 дней. Чтобы выжить, ели дикую вишню. Сначала съедим все ягоды, потом листья, а потом и веточки обгладываем, чтобы хоть как-то голод перебить. Собирали траву и ягоды, варили, потому что чая выделяли 2 грамма на человека в сутки», — вспоминает Дмитрий Савченко.

Дмитрий Савченко имеет значок отличника кыргызской армии, орден Маргелова, орден «Звезда Победы», другие награды.

Сейчас Дмитрий Савченко живет со своим 12-летним сыном. Бывший спецназовец работает сварщиком. В прошлом году Дмитрий окончил КГИФК (физкультурный институт). Если представится возможность, то хочет поступить в политехнический ВУЗ, чтобы получить второе высшее образование. По его мнению, в жизни все пригодится. А знания лишними не будут. В свободное время встречается с друзьями, выезжает на природу, любит военную литературу.

После военных действий в Баткене Дмитрию стало неинтересно ходить на охоту. Любимое занятие перестало приносить удовольствие.

«Я первое время после Баткена заставлял друзей быть друг от друга на расстоянии нескольких десятков метров. Так мы ходили в разведку. Кучкой нельзя было ходить, потому что могли наступить на противопехотную мину, которая своими осколками может зацепить человека до 30 метров. Так надо мной друзья смеялись, говорили, что я совсем чокнулся на войне», — смеется Дмитрий.

В боевых действиях в Баткенской области 18 лет назад участвовали 5 тысяч 780 военнослужащих. Однако никто из них не проходил реабилитационного лечения, не получает льготы. До 2003 года воины-баткенцы пользовались льготами при оплате коммунальных услуг и на проезд в транспорте. Но потом страна перешла на монетизацию льгот, после которой ветеранам Баткена отказали в праве получать льготы. Причиной отказа стал тот факт, что законодательно льготы положены только участникам боевых действий на территории других государств. Они же являются участниками боевых действий на территории собственной страны и не имеют права на поддержку государства. Последние годы общество воинов-баткенцев добивается получения льгот и приравнивания их к статусу воинов-интернационалистов, но пока безрезультатно. Эти люди даже не признаны участниками военных действий. Единственное, чего смогли добиться баткенцы, — в 2014 году министр обороны издал приказ, что в стране 26 октября будет отмечаться День памяти воинов, погибших во время баткенских событий. В 2009 году правительство уже предлагало утвердить дату 26 октября. Но вопрос отправили на доработку, и только сейчас, через много лет, у воинов есть свой праздник, когда они могут собраться, вспомнить военные действия и рассказать другим.

«Государство не должно забывать подвиги своих граждан. У нас даже не было конкретной даты, когда мы могли бы собираться вместе, как чернобыльцы или участники Апрельской революции. И только три года назад руководство страны подписало документ и утвердило очень важный для нас день. Никакого внимания со стороны государства к баткенцам нет. Было даже такое, что дату празднования в городе перенесли на другой день, потому что кому-то из чиновников так было нужно. Но разве исторические даты переносят? Когда мы добивались в очередной раз получить статус ветерана баткенских событий, помню, кто-то из чиновников сказал, что нам дадут статус ветерана только тогда, когда последний ветеран ВОВ умрет. Но это же абсурд! Какая связь между этими событиями?

Эта война мне ничего не дала. А что может вообще дать война? Мы просто делали свою работу и выживали, как могли.

Только на войне я понял одну непреложную истину: героизм и мужество – категории постоянные и ни за какие деньги их не приобрести», — рассуждает Дмитрий.

Воинам-баткенцам этих качеств не занимать. Они до конца оставались верными присяге и достойно выполнили долг защитников Отечества. Но было и другое «эхо Баткена». Нашлись «герои», которые направо и налево рассказывали о своих «подвигах». Однако на поверку оказывалось, что просидели, они, образно говоря, ближе к полевой кухне и в атаку никогда не ходили. Нашлись и «диванные стратеги», которые обвиняли всех командиров и силовиков за неспособность справиться с террористами. Но таких были единицы.

В историю любой страны в ее самые тяжелые периоды вписаны имена истинных патриотов Родины, которые без всякого пафоса и колебаний отдавали свои молодые жизни ради Победы.

И таких отважных людей у нас в Кыргызстане достаточно. Поэтому мы не вправе забывать о подвиге воинов-баткенцев, ценой своего здоровья, а порой и жизни отстоявших рубежи страны.

Асель Аргынбаева, Максим Клименко

О

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

x

Check Also

Лимузин попал в ДТП на дороге Бишкек–Кара-Балта, есть пострадавшие. Видео

В селе Полтавка Жайылского района Чуйской области произошло дорожно-транспортное происшествие с участием лимузина, сообщают очевидцы. ...

Смерть от COVID-19: Житель Токмока 3 раза пролежал в «красной зоне» за два месяца

За последние сутки зарегистрировано 2 летальных случая от COVID-19, сообщили 27 сентября в Минздраве. Оба ...

Водителям, не уплатившим штрафы «Безопасного города», запретят выезд из страны

Должникам по штрафам за нарушение ПДД грозят меры, такие как запрет на выезд из страны. ...