Не пропусти
Главная > Общество > Глас вопиющего в провинции

Глас вопиющего в провинции

Где ты это покупал? В городе. Вчера вас не было дома, уезжали куда-то? В город ездили. Эта маршрутка в город идет? Такие фразы в Кара-Балте слышатся постоянно. Ибо в Чуйской долине, как это ни  странно, есть только один город — Бишкек. Все остальные, хоть тысячекратно обзови их городами, по сути своей села с признаками города. Такое поселение и Кара-Балта.

Столица – наше все?

Сегодня Кыргызстан выглядит так: это большой (относительно, конечно) Бишкек, в котором есть почти все, как в Греции. А за ним, вокруг него, дальше него, до самых государственных границ – провинция. Исключу только города Ош и Джалал-Абад, поскольку там, кажется, иная ситуация. Жизнь в Бишкеке и провинции настолько разная, что можно подумать — это совершенно два разных государства.

В Бишкеке знают, что такое права человека, другой вопрос – соблюдаются они или нет, но, тем не менее, там о них знают. В провинции – нет. Здесь самих этих слов боятся почти так же, как слова «политика». Потому что поняли главное: политика и права человека – это что-то такое, что сопряжено с борьбой, проблемами и неприятностями. Столичные жители негодуют: ну прямо все к нам прут и прут, надоели! А что делать? Не все же могут уехать в Россию, Казахстан или Европу с Америкой, вот и едут в столицу в поисках более высокого уровня жизни. Из столицы домой молодежь (как правило, временно) возвращается со многими знаниями и проблемами. И старается надолго здесь не задерживаться.

Столица – это нечто такое, ради чего даже правительство способно идти на экстремальные шаги. Помнится, вся страна сидела без света. Месяцами. Но все молчали, пока без света не остался и Бишкек. И только тогда сначала появились слухи, что в это же самое время свет продавали Казахстану, а потом заставили   премьер-министра признаться: да, продавали Казахстану свет и продаем, потому что на эти деньги… закупаем уголь для столичной ТЭЦ. А не остался бы тогда Бишкек без света, провинция тупо бы сидела и не знала, что вообще происходит. И… валом валила бы во все тот же Бишкек. Помыться, побриться, в кино, наконец, сходить, в кафе посидеть.

В столице тоже, конечно, проблем много. Но там хоть заметно какое-то движение жизни, стремление к развитию, к противостоянию асоциальным действиям чиновников, проблески культуры, образовательная активность граждан, а главное – уровень медицинского обслуживания. Нам, провинции, до этого еще очень и очень далеко.

Города провинции

Во всех этих городах и городишках, которые не столица, сидят мэры, депутаты и прочие чиновники административного ресурса. Мэров таким городам обычно рекомендует правительство, а депутатов мы избираем сами. Но, как  показывает жизнь, правительство дальше рекомендации избрать мэром того или иного чиновника не идет. Типа: мы вам рекомендуем вот этого чиновника избрать мэром. И именно этого человека и «избирают». Провинция же… Как можно пойти против правительства?! А правительство после этого умывает руки. И на жалобы из городков не реагирует: чем вы недовольны? Мы вам рекомендовали, а вот избирать его или не избирать – это было ваше демократическое право. Тем более, что кандидатуры мэров выносятся на обсуждение депутатским советам. Мы, что ли, заставляли депутатов голосовать именно за нашего ставленника?! И в этом правительство будет право. Но тут возникает замкнутый круг. В провинциальных городишках депутаты – это все равно страшно далекие от населения люди. Почему так получается, не знаю. Вроде бы сами мы их выбираем, вроде бы у нас есть возможность чаще с ними сталкиваться просто на улицах, чем с теми же депутатами парламента, например. Но. Они сами по себе. А граждане сами по себе. И ничего в жизни городов не меняется…

В провинции базары никто не контролирует, не столица, дороги и тротуары не ремонтирует – не столица. Их даже не моют, претензии граждан на более качественный уровень жизни в расчет не принимаются – не столица.

Богатые провинциалы не вылезают из Бишкека, бедные провинциалы в нем не бывают годами, юные провинциалы отправляются в него сразу же, едва высохли чернила в аттестате. В Бишкек, в Бишкек, в Бишкек! Это потом, позже, они поймут, что и Бишкек, в общем-то, по большому счету, тоже провинция. Но это – потом, а пока что – в Бишкек!

Провинциальные города, как правило, формируются по факту. Скажем, в нашем районе само существование поселка городского типа со всеми признаками города всегда не давало покоя окрестным селам. Все хотели, чтобы у всех было так же. Но так же не получилось. Не был выработан архитектурный план. Не были найдены источники финансирования нового города. Не было горячей и страстной инициативы именно в создании нового города. Решили, что займутся этим потом, а пока что пусть это будет город на бумаге. Герб, гимн, стела у въезда в город – все, как полагается. А тем временем разрушилась огромная и богатая страна и до города Кара-Балта уже по большому счету никому дела не стало.

Перемены произошли, но как всегда: хотели, как лучше, а получилось то, что получилось…

Ничего такого городского здесь так и не появилось. Не возникли новые бассейны – продолжается эксплуатация тех двух, что были, зимнего и летнего. Районный ДК не поднялся до уровня ДК верхней части города. Зато уровень и этого ДК существенным образом понижается. Не поднялись новые скверы и парки, а те, что были, приходят в упадок и скоро совсем высохнут. Были какие-то инициативные театры – исчезли. Исчезли роскошные клумбы. Все, что могло облезть в нашем городе – облезло. Что могло разрушиться – разрушилось. Что кому-то захотелось обстроить непонятно чем – застроено. Базар – везде. Признаков хоть какой-то архитектурной осмысленности – ноль. Ирригационная система разрушена, застроена, засыпана. И даже зеленая полоса вокруг города, которая создавалась не один год – перестала существовать.  Кому и зачем, к примеру, нужно было уничтожить садовые товарищества чуть выше улицы 40 лет Киргизии? Но они уничтожены. И теперь здесь мертвая, выжженная земля, которая не защищает город ни от суховеев, ни от промышленных выбросов.

Только постоянно живя в Кара-Балте,  можно думать, что это вполне себе город. Но это – не так.

Нравы провинции

Нигде так ярко и четко не увидишь, насколько изменилось народонаселение за последние двадцать лет, как в провинции. Тысячи крепких мужчин от тридцати лет и выше целыми днями занимаются только тем, чтобы купить здесь и продать там, или наоборот.  Жизнь изменилась,  и в соответствии с этим меняются нравы и традиции.

Только в провинции начинаешь понимать особенно сильно то обстоятельство, что в массе своей люди хотят быть ведомыми, чтобы кто-то им говорил, что нужно делать. Лидеры – это нечто особенное, редкое и не всегда имеющееся в наличии. Люди хотят, чтобы им сказали: а теперь делай так, иди сюда, не ходи туда, думай об этом и не думай о том. Во всяких социальных конфликтах то и дело слышится: а почему нам никто не объяснил, что мы право имеем? А почему нам никто не растолковал, не сказал, не поведал? Все ждут слова «отца», «матери», «пастыря», «учителя». Все! Но кто они – пастыри и учителя? Только теперь начинаю понимать роль комсомола и профсоюзов – там людям все объясняли, им от этого становилось легче. Теперь каждый ищет свой «профсоюз» самостоятельно.  И это – пугает. А, между тем, повторюсь, в городе есть депутаты. Раз пошли они во власть, значит, готовы взять на себя обязанности и ответственность? Что до личной инициативы горожан, то ее у нас практически нет. Ну, понятно: зачем брать на себя дополнительные обязанности, если они не оплачиваются? Хотя есть ведь и такие люди среди нас, кто то там, то здесь делает что-то полезное для города только потому, что он здесь живет. Но таких мало.

В провинции вроде бы читают газеты и вроде бы сидят в интернете, но реакция на происходящие процессы очень и очень заторможена. В провинции и в голову никому не придет проанализировать те или иные действия властей  и высказать свои суждения по этому поводу. При всем том, что наша страна слывет едва ли не самой революционной в Центральной Азии,  провинциалы в массе своей совершенно аполитичны. То есть нет сознательного отношения к тем обстоятельствам, в которых живут. «Анализ» состоит только из двух цветов: да, это плохо, да, это хорошо. А почему это плохо и как сделать, чтобы хорошего было больше – над этим голову не ломает никто. Хотя все ждут, что однажды появится сильный, честный, справедливый герой и поведет в светлое настоящее (именно настоящее, а не будущее, нынешние провинциалы слово «потом» не воспринимают и даже ненавидят). Каким он должен быть? Честным. Это качество называют практически все. А такие люди в принципе бывают? Задумываются: у нас не встречали. Еще каким? Справедливым. Это как? Это когда человека по поступкам оценивают, а не по родственным или еще каким связям. А так бывает? Говорят, что во многих странах так. И тяжело вздыхают.

О Жогорку Кенеше и парламентариях знают только то, что туда трудно попасть и что там принимают законы, которые стабильнее и надежнее жизнь не делают. Прошу прочитать проекты двух-трех законов, которые как раз сейчас обсуждаются, и высказаться по ним. Листают, тяжело вздыхают, морщатся, кряхтят. Передают друг другу. Начинают читать вместе, сбиваются, путаются в словах, смысл не улавливают совершенно. Сдаются: нет, ну его к Богу этот проект, ничего не понятно. Но ведь скоро он станет законом и по нему придется жить! Уходят в юмор: ай, если бы мы ко всему этому так серьезно относились, когда бы мы сажали картошку и помидоры? Сидели бы на базаре? Таксовали? Законы сами по себе, мы сами по себе. Не по ним мы живем, а по жизни.  Эти законы для Бишкека пишутся. Вот там их пусть и читают.

Истинный провинциал сметлив, умен, трудолюбив. Но как-то именно по провинциальному, что ли. Если лично ему это невыгодно, то он и напрягаться не станет. Больше всего на свете он дорожит именно личным комфортом. Поэтому за брошенную у его подъезда сигарету он может и накричать на вас, сильно возмущаясь, но сам спокойно отнесет пакет с мусором в кусты, которые не рядом с его подъездом. Он с боями отстоит поливную воду, чтобы залить растения возле своего дома, но пальцем о палец не ударит, чтобы спасти от засухи сквер, который находится от его двери всего лишь в 50-ти метрах.   Зато потом, когда на месте этого сквера построят очередную автостоянку, он горячо и страстно станет возмущаться «этой властью». Правда, сидя на родной лавочке, а не где-нибудь еще. А во временном  промежутке между живым сквером и автостоянкой можно  наставить на этой территории уродские пальмы и цветочки, вырезанные из пластмассовых бутылок. А что? Красиво и поливать не нужно. Не знаю, откуда у нас взялась эта мода, но в аридной (засушливой) зоне каждое живое растение должно быть выше всяких пластмассовых поделок, и беречь их мы должны, как зеницу ока. Арабы говорят: там, где каждый день светит солнце, обязательно будет пустыня, если человек не польет землю собственным потом. Нынешнее жаркое лето напоминает нам об этом.

Провинциал более прозрачен для окружающих, чем столичный житель, потому что в провинции все знают всех и здесь практически невозможно выдать желаемое за действительное. Если человек живет воровством – знают все, если он лгун и вообще нехороший человек – знают все, если подлец – его обходят все.  Провинциал понимает: все будет происходить так, как это кому-то выгодно, а ему остается только одно – выживать в любых обстоятельствах. Одни усиленно учат детей русскому языку, другие – арабскому, все понимают, если дело пойдет так и дальше, то нужно будет уезжать или смириться, усиленно сберегая личный комфорт.

В провинции много детей. Но во дворах только качельки-карусельки для совсем маленьких, да и то не везде. Для продвинутой молодежи подросткового возраста во дворах и на улицах нет ничего. Из года в год возле ДК кто-то устраивает по ночам гонки на машинах. Да много чего происходит такого, чего происходить не должно бы. Спросим просто самих себя: что есть наш город?

Продолжается внутренняя миграция. Спрашиваю новых соседей: откуда вы приехали? Практически со всех концов нашей республики. И  много из окрестных сел, которые со всех сторон окружают наш город и давно уже утратили все перспективы собственного развития. Когда и как все мы станем подлинными горожанами? Кто сплотит нас? Что сплотит нас? Когда мы, наконец, станем городом со всеми вытекающими из этого последствиями? Не знаю.

Но есть, как говорится, и хорошая новость, в городе Кара-Балта много умных, неравнодушных, открытых, честных, смелых, красивых, талантливых людей… Просто пока что они почему-то не поняли: жизнь вокруг нас может измениться нашими  усилиями. Может быть, попробуем?

Людмила ЖОЛМУХАМЕДОВА

О По материалам инфоагентств

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

x

Check Also

В Жайылском районе подвели итоги конкурса «Учитель года»

В Жайылском районе прошел ежегодный конкурс среди педагогов школ и воспитателей детсадов «Учитель года-2021».  В ...

Казахстан ввел новые правила для всех въезжающих в страну

Казахстан ввел новые правила в аэропортах для всех пассажиров, сообщает пресс-служба компании Uzbekistan Airways. Отмечается, ...

Жапаров подписал закон о внешнем управлении — он касается Кумтора

Закон может коснуться компании, разрабатывающей рудник Кумтор. Ранее суд постановил взыскать с нее более 3 ...