Не пропусти
Главная > Уроки истории > Ветераны-афганцы Панфиловского района отмечают годовщину вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана

Ветераны-афганцы Панфиловского района отмечают годовщину вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана

15 февраля исполняется 31 год со дня вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана. Ветераны войны не любят рассказывать о тех днях, и только раз в году вспоминают моменты, проведенные в чужой стране. Ежегодно в этот день жители Панфиловского района собираются на торжественное мероприятие по этому случаю, чтят память погибших товарищей и признают – друг для друга они стали настоящей семьей.

Служба Халила Тологонова в Афганистане длилась почти два года. Он, как и многие другие, увидел войну в 18 лет.

«Я до этого нигде не служил. В школе нам хорошо преподавали начальную военную подготовку. После школы полгода проходил обучение в учебной части, где учили всему, начиная от стрельбы со снайперской винтовки и гранатомета и заканчивая марш-бросками и рукопашным боем. Нас до такой степени муштровали, что к концу учебки я легко пробегал марш-бросок в 6 километров, имея на себе груз 20 килограммов. Попал я в автобатальон, так как военкомат направлял меня в ДОСААФ. Мы колоннами доставляли военным продовольствие и обмундирование. У нас был 659-й отдельный батальон, а нашу колонну называли «белый аист». Контейнеры с провиантом были белого цвета, и когда спускаешься по серпантину, кажется, будто летят птицы. Кормили и одевали тогда солдат хорошо, но почему-то нам всегда не хватало сладостей. Это сейчас я понимаю, почему всегда хотелось конфет, ведь мы еще были детьми. Помню, как однажды дорвался до сгущенки – съел сразу 4 банки! Затем еще долго не мог даже смотреть на нее», — смеется Халил.

А вот любимым блюдом тогда была жареная картошка. Ее вкус Халил помнит до сих пор. И жарили ее не в сковороде, а в детали от КАМАЗа, которую называют еще «воздухан».

«Крышку снимаешь, разводишь огонь, ставишь «воздухан» и жаришь. А дни рождения мы отмечали здорово. Каждый где-то что-то умудрялся раздобыть — арбуз, дыню, напитки, сладости, печенье. Поздравляли именинника, как положено, с подарком. Выменивали у местного населения разные предметы, однажды, помню, часы купили. Но были и трудные дни, когда есть практически было нечего. Однажды мы доставляли в Кабул провиант для местного населения, которое осталось отрезанным, так как бомбили на перевале Саланг и никого не пропускали. Продовольствие мы доставили, а когда ехали назад, то застряли на несколько дней без провианта. Вокруг все разрушено от бомбежек. Мы начали осматривать территорию, набрели на разрушенный «дукан» (магазин), в подполе нашли большой запас изюма. Так этого изюма хватило на всю роту на несколько дней, пока не доехали до ближайшей части. Съешь изюм, запьешь водой, и  вроде нормально. Глюкоза как никак», — вспоминает житель села Панфиловское.

Был у Халила в Афганистане и самый печальный день. Он узнал, что потерял своего одноклассника и односельчанина.

«Я уже полгода отслужил в Афганистане. Как-то приезжаю из очередного рейса, а мне говорят, что меня ждет на КПП земляк. Это был Замир Джолдошбаев, с которым я учился до 8-го класса и рос в одном селе. Как же мы были рады друг другу, обнялись, как родные, плакали… С тех пор не расставались, мечтали о будущем, как вернемся на родину, как будем жить. И вот я заболел желтухой и попал в госпиталь. Там узнаю, что потеряли «нашего», это значит — из Средней Азии. Потом выяснилось, что из Киргизии, и это был Замир. Он возил бензин и солярку. Тогда груженая колонна Замира шла в Ташкурган (есть такой населенный пункт). Вот там его машину и подбили… Вы когда-нибудь видели, как горит 16-тонник с бензином? Машина вспыхивает, как спичка», — рассказывает ветеран афганской войны.

Кстати, о некогда нашумевшем фильме «9 рота» другой афганец Суюн Орозалиев отзывается положительно, так как лента достоверно рассказывает о бое за высоту 3234. Вся рота полегла из-за того, что вовремя не получила по связи команду сниматься. Рации-то у наших были устаревшие и в горной местности ловили с помехами. Не сравнить с западными, которые были у душманов.

«Многие спрашивают меня, была ли нужна эта война? Да война никому никогда не нужна! Но если ты призван в армию, принял присягу, ты обязан выполнять свой воинский долг. Мы не спрашивали, зачем и куда? Приказы не обсуждаются. Страх, конечно, был, мы ведь живые люди. Но к смерти я был готов, как и мои однополчане. Завтра ты можешь оказаться следующим в списке погибших. Здесь нам выпало еще одно страшное испытание — когда мы оставались без воды. Если приходила колонна с водой, то ее хватало на батальон на пару дней, а потом приходилось пить местную воду. А в Афганистане пить ее невозможно. Она теплая, неприятная на вкус, иногда просто вонючая. Но делать нечего, закрываешь нос и пьешь. И после войны я стал ценить обычную питьевую воду.  Ведь начинаешь ценить определенные вещи, когда их лишаешься», — говорит Суюн.

По словам С. Орозалиева, кроме мин и пуль, в Афганистане грозила смерть и от болезней. Брюшной тиф, гепатит, малярия… Все это могло стать последствием некачественной воды, антисанитарии. А еще бывали диверсии со стороны моджахедов, когда они могли питьевой источник отравить. Но именно там, на войне, когда попадаешь под обстрел и чувствуешь дыхание смерти, начинаешь относиться к жизни, к родным, к однополчанам по-другому.

«Помню, за перевалом Саланг и серпантином дорога стала виться спиралью. И там, на спуске, душманы подбили гранатометом первую и последнюю машины нашей колонны. Такая была тактика — чтобы создать затор для всей колонны. Но и в этом случае нужно двигаться дальше. Мы должны отодвигать сбитую машину и ехать, иначе попадем под обстрел. Но если в дороге вдруг ломается машина, то с ней обязательно из колонны остается еще одна дополнительная или даже две машины. Своих мы не бросали. Это был негласный закон. Были и открытые столкновения с «духами», мы попадали в засады. А знаете, почему там было все по-другому? Потому что, где труднее, люди человечнее, и познаешь истинные ценности», — делится житель села Панфиловское.

Сегодня Суюн Орозалиев и Халил Тологонов работают водителями скорой помощи. Оба имеют семьи, есть дети. Встречаются с другими воинами-интернационалистами редко, так как у каждого своя жизнь, свои проблемы и заботы. И любовь к Родине Суюн и Халил прививают уже подрастающему поколению. Каждый год они проводят уроки мужества в старших классах.

«В Панфиловском районе в 2004 году создана организация «Боевое братство», куда входят воины-интернационалисты. Вначале в обществе было больше ста человек, сейчас около 60-ти, многие выехали за пределы страны. Мы встречаемся со школьниками в День защитника Отечества, День Победы и 1 сентября. Говорим детям о патриотизме, рассказываем о настоящих, истинных человеческих ценностях. Конечно, дети спрашивают нас о войне. Для меня самые трудные вопросы, сколько душманов я убил. С одной стороны, понимаю, что они враги, но все же убивать другого человека — это противоестественно. Я призываю детей жить мирно, не ссориться и не драться. Я уверен, что наши дети, как бы их ни ругало старшее поколение, тоже встанут на защиту Родины, если будет нужно. Встречаемся со своими соратниками и 15 февраля в Каинде, у мемориала «Черный тюльпан». Этот памятник был построен в 1994 году, в честь пятилетия вывода войск из Афганистана. Всего в Панфиловском районе 10 погибших воинов-интернационалистов. Казалось бы, такой маленький район и столько погибших… Наверное, наши ребята попали в самое пекло событий», — сетует Суюн Орозалиев.

«Черный тюльпан» — такое, казалось бы, поэтическое название советские воины-интернационалисты дали армейскому транспортному самолету АН-12. Однако под этим названием скрывалась мрачная и горькая правда о предназначении данного летательного аппарата — этот самолет увозил тела погибших советских военнослужащих, так называемый «груз 200», с территории Афганистана. За один раз «черный тюльпан» вывозил до 18 гробов, которые, как правило, сопровождали сослуживцы погибших. В настоящее время «черными тюльпанами» также называют памятники погибшим в Афганистане, установленные в городах постсоветского пространства.

27 декабря 1979 года в Афганистан для выполнения интернационального долга был введен ограниченный контингент советских войск. Их вывод начался 15 мая 1988 и завершился к 15 февраля 1989 года. На войну было призвано более 7 тысяч кыргызстанцев, из которых погибли 252, а полторы тысячи получили ранения. Около шестиста стали инвалидами. Сегодня участники той страшной и жестокой войны живут и работают, растят внуков и передают самый важный посыл тех дней молодым кыргызстанцам: мир — это высшее благо!

Асель АРГЫНБАЕВА. Фото автора

О Асель Аргынбаева

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Жительница с. Сосновка не может получить свидетельство о смерти мужа, так как от нее требуют предъявить его тело

58-летняя жительница села Сосновка Любовь Исмаилова не может получить свидетельство о смерти своего мужа. ЗАГС ...

Налоговая служба Жайылского района рассказала, как платить налоги во время карантина

Бизнес получил ряд поблажек из-за коронавируса. В частности, введен мораторий на проверки, освобождены от уплаты ...

Возможны ли кредитные каникулы?

Из-за распространения коронавируса Кыргызстан принял ряд мер, в их числе закрытие границ, карантин, режим ЧС ...

WhatsApp chat