Главная > Новости > Народные новости > История одной семьи: Врачи сказали Виоле отказаться от двоих детей — у нее была депрессия

История одной семьи: Врачи сказали Виоле отказаться от двоих детей — у нее была депрессия

Виола Шелиховская из Чуйской области является матерью четверняшек. В комментарии Turmush 42-летняя жительница рассказала о своих детях.
Диана, Лев, Влад и Милана Красновы родились 24 августа 2013 года. Отцом четверняшек является 40-летний Денис Краснов.
«Многие спрашивают, как я справлялась с четырьмя детьми? Долгое время не могла забеременеть. На дворе был 2009 год и 5 лет безрезультатного лечения.

В подъезде нашего дома обитала кошка, которую все соседи подкармливали, Мы ей покупали ливерную колбасу. В доме были нечасто, так как жили в основном у свекрови. Однажды приходим и видим такую картину – кошка притащила четверых котят и устроилась под дверью нашей квартиры. Мы не могли ни войти, ни выйти. И только через 2 недели кошку наконец-то убрали в коробку на лестничную площадку.
Пару раз она всё-таки нам притаскивала котят. Почему? Мы не знаем. Многие женщины ласкали её, кормили, но она выбрала именно нас. Через некоторое время кошка пропала. Часто вспоминали и гадали, что же судьба нам хотела сказать или к чему подготовиться. И вот положительный тест на беременность. Многие женщины готовы полжизни отдать за него. У меня тоже ушло полжизни. Ожидание в этих случаях самое тяжёлое для души.
У меня появились новые ощущения, изменилось восприятие знакомых ароматов. Во время УЗИ-обследования врач подтвердил беременность и сказал, что будет четверо детей. Супруг даже прослезился», — вспоминает Виола.
В.Шелиховская рассказала, что врачи рекомендовали оставить только двоих детей.
Врачи собрали консилиум, после того как узнали что я беременна четырьмя. На этом собрании решалась судьба моих будущих детей. Приговор был вынесен. Они сказали, что я не смогу выносить четверых, нужно будет оставить только двоих. Из-за недавней полостной операции шов разойдётся и может наступить смерть.
Вывод — редукция двоих. (Редукция эмбриона — искусственное уменьшение количества живых эмбрионов под контролем УЗИ). «У нас в стране не делают, езжайте, куда хотите», — сказали врачи. У нас обоих был стресс. Собрав все необходимые анализы, поехали в Алматы. Мы не хотели, но из-за рекомендации наших опытных врачей все-таки решились. Я плакала, хотелось оставить всех детей. Спросила моего врача Ринату Нурлановну, есть ли шансы выносить всех? Она честно ответила, что у меня хорошее телосложение, должно хватить место всем. Ее слова давали маленькую надежду», — рассказывает женщина.
После долгих раздумий, она решила отказаться от редукции. «Собрались, поехали на вокзал. Я молилась и приняла решение, как Господь решит. В такси с нами ехала женщина-кореянка. В дороге мы рассказали свою историю, таксист рассказал, что у них в селе есть четверняшки, и та женщина добавила, чтобы ни случилось, нужно всегда молиться. Приехали в клинику, на осмотре УЗИ было видно всех четверых, жизнь у них идёт полным ходом.
Мы с мужем бродили по Алматы, поразмышляли, тщательно обдумали всё. Бог дал, бог и возьмёт, если на это будет его святая воля. Обратно приехали в клинику, сказали, что отказываемся от редукции. Врач не хотела нас отпускать, так как это процедура стоила больших денег. Не послушав, мы уехали», — поделилась она.
Находилась под контролем врачей. Требовались дорогостоящие лекарства. «Когда лежала в роддоме, прооперировали одну женщину на 28 неделе беременности, её девочка лежала в реанимации. Ее мать читала днями и ночами коран, но через неделю девочка умерла. И тут страх нахлынул на нас и врачей.
Встал вопрос о применении такого лекарства, как Куросурф (суфрактант). Это лекарство вводится ребенку, сразу после рождения, через трубочку прямо в лёгкие, чтобы они раскрылись. Нам насчитали 8 ампул, а каждая из них стоила 800$. Мама нашла его в Турции в три раза дешевле. Она решила привезти его оттуда. Это было 19 августа – понедельник. Должна была прилететь в четверг, но перепутала даты и вылет отложился на субботу. Переживала, весь день мне было не по себе. Но мама привезла лекарства в нужное время.
Около 18:00 у меня отошли воды. Позвонила мужу. Главный врач клиники даёт команду — собрать всех врачей с разных роддомов. Нужно было 8 врачей, по 2 на каждого ребёнка. Сделали кесарево сечение, первую девочку завернули и унесли в реанимацию. Крика не было, и так со всеми.
Все живые, все рады. Но профессор Асымбекова сказала, что пока рано сильно радоваться, так как на счет одного ребенка были опасения. Наши крошки родились на 31-32 неделе беременности — Диана с весом 1460 грамм, Лев — 1720 грамм, Влад — 1650 грамм, Милана 1320 грамм», — рассказывает Виола.
Как она рассказывает, девочки сами не дышали, поэтому оставили в реанимации в кювезах под аппаратами.
«После родов меня перевели в палату, мальчиков принесли через сутки, а девочек дня через 4. Первые дни мне приходилось бегать постоянно к девочкам. Появился дикий страх, что их могут украсть или что-то им сделать. Мальчиков назвали за одну минуту, а девочкам 5 дней мы не могли придумать имена. Сестра мужа – Ира предложила назвать Милана и Диана. Через 9 дней после родов нас перевели в перинатальный центр, откуда мы отправились домой через 5 дней.
Во время беременности чувствовала себя прекрасно, не было ни токсикоза, ни угрозы выкидыша. Только спина болела, ноги отекали и все. Государство выделило нам нянечек, которые работали в 4 роддоме, выхаживали недоношенных деток. Они были по ночам, потом осталась одна, приходила днем с 9 до 18:00 вечера. Мама, свекровь и я подняли детей сами. Мы нанимали помощниц по дому, чтобы помогали погулять с детьми. Но через 2,3 месяца все уходили, так как было тяжело.
Стало легче, когда они пошли в садик. Детки умные, развитые, от веса тоже не отстают. Кормили смесью, потому что они были слишком маленькие и слабые, чтобы сосать грудь. Позже начали давать пюре и каши. 19 поликлиника отправляла на дом детского педиатра, невропатолога. Было очень удобно, до двух лет не ходили по больницам. У них нет такого, чтобы все вместе проснулись, или все спали. Когда один спит, другой не спит. Один плачет, второй не плачет.
Сейчас они ходят в подготовительный садик. Умеют читать, писать, считать десятками, сотнями. Мы не делали ни одной прививки, и дальше делать не будем. Это наше личное убеждение. Надеюсь, что они вырастут достойными людьми», — добавила она.

Turmush

О По материалам инфоагентств

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

На Джеруе началась добыча руды

11 ноября на золоторудном месторождении «Джеруй» в торжественной обстановке начаты взрывные работы. При первом производственном ...

Все фастфуды Бишкека проверят после взрывов в «Антошке»

В муниципалитете прошло совещание в связи с недавним инцидентом в фастфуде «Антошка». Городские власти отчитались ...

Тарифы на электроэнергию. Премьер-министр не исключил их пересмотра

Премьер-министр Кыргызстана не исключил пересмотра тарифной политики в ближайшие годы. Об этом Мухаммедкалый Абылгазиев заявил на расширенном заседании парламентского ...

WhatsApp chat