Не пропусти
Главная > Общество > ЗВЕНЬЯ ОДНОЙ ЦЕПИ:БЛАГОДАРНОСТЬ, ВЗЯТКА, КОРРУПЦИЯ…

ЗВЕНЬЯ ОДНОЙ ЦЕПИ:БЛАГОДАРНОСТЬ, ВЗЯТКА, КОРРУПЦИЯ…

Кто бросит камень?

Сначала наш собирательный портрет. Разве есть в нашей стране граждане, кто был бы против свободы слова? Разумеется, нет. Поэтому все и обо всем говорят свободно. Это круто. Однако, выпустив пар, граждане опоминаются и добавляют сакраментальную фразу: все, о чем я вам сказал,  правда, но вы понимаете, что это не для печати? И уже затуманиваются только что горевшие глаза. И уже тяжелый вздох выжимает из груди остатки смелости. И уже вспоминается семья, которая хочет есть. И сразу — стоп. Например, в разговорах о взятках, благодарности и коррупции. Наши граждане, оказывается, боятся прослыть людьми, которые принципиально не дают взяток. Вдруг однажды понадобится, но кто возьмет, если все будут знать, что ты, конкретный ты, однажды уже публично объявил, что платить не станешь?!

Теоретически мы знаем, что «брать» и «давать» плохо, но практически это право мы оставляем некоему загадочному существу, которое однажды придет к нам и наведет порядок. Типа запретит. И сразу мы все исправимся. Что это за существо и когда оно явится — не известно. Тем не менее, страстный наш собирательный портрет бурно гневается по поводу взяточничества и постоянно апеллирует к какой-то высокой справедливости. Так и живем. Говорим одно, делаем другое.

Ведь что получается? Сам незаконный процесс  определяется всего лишь двумя-тремя словами, скажем, словом «взятка» или словом «поборы». А поддерживается этот процесс  таким количеством слов, что устанешь их перечислять. Это и приношения, и дары, и приносы, и бакшиш, и магарыч, и плата, и подарок, и так далее и тому подобное. Несем «дары», «окучиваем» должностное лицо во избежание стеснений с его стороны, сами подбиваем его на незаконное дело, но при этом… возмущаемся. Теперь, кажется, принято решение честному взяткодателю его «подарок» возвращать обратно, если он своевременно обратился, куда надо, и, о ком следует, заявил правоохранительным структурам. Тем самым власти надеются запугать взяточников и заставить их поостеречься. Но… Вы знаете такой случай в нашем городе? Я тоже нет. И что же делать? Ждать, когда страна наша, наконец, разбогатеет?  А пока что вот такие вот мы: одни берут, другие дают, а потом — наоборот. Кто не такой, пусть бросит в этот портрет камень.

Бери, да помни

Один из моих собеседников — усталый пожилой человек с грустными глазами. Но от слова «взятка» он разогревается так, щедро сыплет такими именами, что я невольно начинаю опасаться за него: ну, зачем так откровенно?! А вдруг я, к примеру, все это запишу?

— Прошу вас, — наконец, уточняет, — не записывайте ничего, не называйте моего имени, но и молчать я об этом не могу и не хочу. Все последние лет двадцать я только то и делаю, что постоянно «отстегиваю» то тому, то другому. Должность мою вы знаете. А спросите, за «сколько» я ее купил? Да, купил. А потом заплатил снова, чтобы удержаться. И еще раз заплачу, если понадобится. И это притом что я специалист в своей отрасли, хоть у кого спросите. Но иначе не получается. Понимаете?! Боюсь, что однажды сорвусь, наговорю всякого, а кому это нужно? Мне и так каждый раз кажется, что вот теперь, на этот раз у меня не возьмут, и окажусь я со всеми своими дипломами, знаниями и прочим на улице.

Ведь я как даю? Стиснув зубы, не подобострастно. Даю, и будто бы написано на мне «бери, да помни». Кому это понравится?! Я уж и репетировал дома, улыбался заискивающе, приседал, говорил всякие лестные слова, а как наступает этот момент, будто бы и не тренировался. Стою, сгорая от стыда, и думаю только об одном, когда же это кончится, а ему, берущему, почему не стыдно? Мямлю чего-то, сую. Но за все эти годы, правда, поднаторел  немного, уже и комплимент из меня какой-то выдавливается, и улыбочка жалкая. Отдыхаю только во время работы, душой отдыхаю, потому что дело свое люблю.  А теперь еще и сын рядом работает. Больше всего на свете боюсь, что он однажды увидит меня таким, жалким и ничтожным. Не хочу я так работать, не хочу, а по-другому «служить» — не получается.

Того не берут, чего в руки не дают

— Да, я беру. — Другой мой собеседник совершенно спокоен и выдержан. — Все берут. А я чем хуже? Вы поймите: жизнь такая штука, когда все мы кормимся друг от друга и помогаем друг другу. Это как «спасибо». Кто-то говорит: спасибо. И мне этого достаточно. А кто-то дает мне то, что может дать. И я ему при этом говорю спасибо. Я же знаю, у кого и сколько можно взять. Такса? Такса есть на все. Если кому не понятно, сколько нужно дать, помогаем понять. Что значит, непонятливый? Если ему надо, поймет.

И потом, согласитесь, к нам обращаются не бедняки какие-то, есть у них деньги, иногда даже много. Пусть делятся. Я ведь им за это делаю то, что им нужно, разве не так? Кто-то вообще не хочет никуда ходить и всякими там проблемами заниматься, зачем ему это, если есть мы? Скажем, адвокатам все привыкли платить, не так ли?  А чем мои услуги хуже? Ах, дополнительная плата не предусмотрена моими должностными обязанностями? Значит, мы этот пробел ликвидировали.

Есть люди, которые готовы платить за все. Им так удобно. У них есть обслуга дома, они готовы иметь такую обслугу и вне дома. Почему бы нет? Сервис. Я вообще считаю, что процесс  этот дальше будет развиваться и совершенствоваться. Какое время я трачу на этих людей? Конечно, рабочее. И на остальных в порядке очереди хватает, просто этим, остальным, нужно подождать. Скажем, месяц. Но это нормально. Это предусмотрено должностным нашим регламентом. Дворец я себе, как видите, не построил. Живу скромно. Но ни в чем себе, ха-ха-ха, не отказываю. Вы, конечно, меня не называйте, но я вам скажу, что со мной согласятся тысячи, нет миллионы людей. Поэтому ни в одной стране, никогда в мире не произошло, не происходит и не произойдет такое чудо, как полное искоренение взяточничества. Того не берут, чего в руки не дают.  Это как история про курицу и яйцо: кто из них первым появился на свет?

А если все-таки, уточняю, вас однажды посадят? Резко покрылся потом. Обиделся: так хорошо разговаривали, что вы начинаете?!

Не все бери, что видишь

— А ты чем занимаешься? — уточняет моя собеседница. — А, ну-ну. Ни ты никому, ни тебе никто.  Радостно смеется мне в лицо. Потом продолжает. Знаешь, копейку нужно делать, иметь ее всегда. Помогать детям, чтоб и у них копейка водилась. Знакомых иметь таких, чтоб все получалось. Даю ли я взятки? А как же?! Только я их не так называю, а просто благодарностью. Сделал мне человек нужный документ, я ему заплатила, и оба мы довольны.

С помощью взятки можно все. Получить диплом о любом образовании, прописку — выписку, второй паспорт, документы нужной трактовки, да все, что зачем-то вдруг понадобилось. Пока этот ваш  парламент решал, вводить ли институт второго гражданства или не вводить, наши граждане давно решили для себя эту проблему. У многих давно два паспорта. Долгие годы самые первые из них умудрялись получать пенсию сразу в двух государствах. Права на вождение машин — это вообще легко. Да и хорошо так-то, а как же иначе жить?!

Главное, чтоб те, кто нам помогает, делали это аккуратно. Не у всех брали, а только у тех, кого им присылают давние их знакомые, тогда никто не попадется. Подожди, сейчас ко мне должен подойти человечек, бумагу мне одну делает. Где работает? Да сам-то он в школе, а родственница у него, где надо работает. Но самой ей слава такая ни к чему, вот он у нее и на подхвате. Наши все его знают, молодец, только ленивый все-таки, пообещает сделать быстро, а потом тянет. Ну, накричишь на него, поругаешься, а потом и помиришься, нужны мы друг другу.

Не-е-т, без взяток никак нельзя, невозможно без них жить. Вот вы, журналисты, пишете иной раз: такой-то вымогал взятки. Ну, смех. Чтоб он начал «вымогать», его сначала долго окучивать надо, уговаривать, чтоб страх у него пропал. Это, знаешь, какая нелегкая работа? Зато потом все идет, как по маслу.

Попытка комментария:

Итак, что же делать? Скажем, «давать» врачам или не давать? Однажды, замученная самим процессом помещения родственника в больницу, тяжелыми проблемами с его здоровьем, оформлением всяческих бумаг, а потом —  выхаживанием, я как-то позабыла о том, что вся эта проблема только для меня носит личный характер, для медицинского же персонала она — рутина. Понадобилось несколько дней, во время которых лечащий врач ни разу не зашел к своему больному, находящемуся между жизнью и смертью, чтобы понять: я что-то не так делаю. Нахожу врача, просительно улыбаюсь ему, сую в карманы белого халата, а их было, на мое счастье, только три, а не,  скажем, пять или десять, купюры определенного достоинства. После этого врач, наконец-то, посетил своего больного. Как говорится, сколько купюр, столько и посещений. Понятно, что это возможно, прежде всего, потому, что у врачей очень маленькая зарплата. А есть хочется не только сухой хлеб. Понятно, что если все это будет  обстоять так и дальше, то в государственные клиники можно и вовсе не обращаться. Если врача прижмут там, он просто уйдет в частный сектор, где его гонорар уже не просто законен, но и обязателен. Следовательно, основа для взятки — недостаточная оплата за труд. Это первая причина.

Однако все знают, что ставка взятки резко поднимается, если у взяткодателя и без того высокая зарплата. Какому-то мелкому клерку достаточно дать 300-500 сомов, высокому клерку такая сумма покажется просто оскорблением. Следовательно, он «берет» не из нужды, а из желания резко повысить свой личный, жизненный уровень за счет государственных инструментов. Какова причина существования такой взятки? Она проста, как утренний туман. Отсутствие контроля  деятельности такого клерка, полная безнаказанность за противоправные деяния, отсутствие наличия хотя бы  одного прецедента наказания за все те долгие годы, когда мы как бы боремся с коррупцией и гневно клеймим ее как гадость, отравляющую нашу жизнь. Более того, чем громче и дольше мы говорим на эту тему, ничего не делая для пресечения взяток в принципе, тем тоньше, искуснее становятся взяточники. Тут, и в самом деле, или яйцо становится крепче, или курица умнее.

Нужно открывать  для общества декларации доходов государственных чиновников. Когда, в конце концов, появится «логическое» объяснение сосуществования, скажем, зарплаты в 10 тысяч сомов и особняков под миллионы долларов. Зарплаты растут со скрипом, а особняки, как грибы после дождя. И это обстоятельство тем более интересно, что в целом экономику страны пока что  благополучной назвать никак нельзя.

И все-таки что же делать? Не знаю. Разве что следовать предписаниям философов? Скажем, Жан-Жак Руссо считал, что человек рождается дважды. Сначала просто рождается, а потом рождается как личность. Или никогда не становится личностью. Таких людей Федор Достоевский так и называл: безличность. Это про тех, кто говорит одно, думает другое, делает третье. Кто не хочет, не собирается активно отстаивать свои нравственные позиции. И как при таком раскладе мы собираемся изменять обстоятельства, то есть победить коррупцию?! Не назвала здесь ни одну фамилию. Вы сами их знаете. Кому-то, возможно, и в зеркало нужно заглянуть.

Людмила ЖОЛМУХАМЕДОВА

О По материалам инфоагентств

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Конфликт на кыргызско-таджикской границе, есть погибший и раненые

Вечером 16 сентября на участке кыргызско-таджикской границы в Лейлекском районе Баткенской области произошел конфликт с ...

Фото мальчика в переполненой маршрутке сделано не в Кыргызстане — ГУОБДД

В пресс-службе Главного управления обеспечения безопасности дорожного движения (ГУОБДД) «Клоопу» опровергли, что фотография ребенка в ...

В 2024 году школьники Кыргызстана будут участвовать в тестировании PISA

По качеству образования Кыргызстан стоит на одном из последних мест. Об этом 11 сентября на ...

WhatsApp chat